Блог

Жизнь
Три премьеры, или фильмы, которые мы ждали
Минувшие тридцать календарных дней были ознаменованы довольно любопытными кинопремьерами, о которых невозможно говорить без махания руками и дрожи в голосе. Downtown предлагает вам ознакомиться с своим взглядом на происходящее в воронежских кинотеатрах.

«Мрачные тени», реж. Тим Бертон

 

Старых друзей в беде не бросают: уверен, именно так и рассуждал любимый режиссер готических вумен Тим Бертон, глядя на завядающую карьеру своего приятеля Джонни Деппа. Последний не на шутку заигрался с образом слегка свихнувшегося пирата и, кажется, совсем забыл о том, что он — один из лучших актеров современности. «Мрачные тени» полностью реабилитировали Деппа, хоть и стали самой скучной совместной работой приятелей. Сюжет, достойный скорее «Семейки Адамс», отсутствие привычных сюрреалистических вывертов, что красили героев «Эдварда Руки-Ножницы» и «Чарли и Шоколадная Фабрика» - Бертон вплотную приблизился к тому, чтобы снять комедию для всех, пусть и несколько мрачноватую. Более любопытной здесь выглядит трансформация Джонни Деппа, который становится все больше и больше похожим на Винсента Прайса в его период увлечения хоррорами: интересный поворот судьбы для актера, боготворящего Марлона Брандо.

 

Жизнь
«Дирижер» Павла Лунгина: номер с видом на Голгофу.
Автор «Такси-Блюз» и «Острова» снял на редкость обывательское кино.

Скептически настроенная пресса нередко называет Павла Лунгина «официальным режиссером Русской Православной Церкви» - тем любопытнее, что его новая работа вроде бы совсем не о религии, впрочем, это только на первый взгляд.

Сюжет фильма вертится вокруг гениального дирижера Петрова, немногословного и болезненно честного мизантропа. Накануне гастролей в Иерусалиме ему приходит факс о смерти его сына, в прошлом гедониста и прожигателя отцовских гонораров. Случайно или нет, но последним земным пристанищем петровского отрока оказывается именно Святая Земля, так что израильская оказия приходится Петрову весьма кстати.

Музыка — а в фильме была использована оратория митрополита Иллариона «Страсти по Матфею» - кажется в «Дирижере» чуть ли не более важным элементом, чем, собственно, сюжет, она звучит практически везде, ее размеренное движение добавляет действию пластичности и какой-то особенной мягкости. Однако по мере просмотра фильма постепенно становится ясно, что ее основная функция — это закрыть прорехи сценария, который довольно скоро скатывается в заурядную драму. Поначалу казавшийся непоколебимым Петров не держит удара, и его по-фаустовски пронзительная угрюмость то и дело сменяется безоружным детским лепетом, а адекватность навязываемой зрителю трактовки происходящего кажется все менее и менее очевидной. Если в идеале фильм задумывался, как иллюстрация того метафизического восхождения на Голгофу, что переживает каждый, кто вынужден страдать, немногие зрители доберутся до ее вершины вместе с главным героем, только самые впечатлительные, остальные предпочтут наблюдать за происходящим из гостиничного номера.

В нескольких своих недавних интервью Лунгин последовательно заявлял о том ужасе, что творится в российском киномейнстриме, и с ним не поспоришь: под фильмы вроде «На игре» или «Тот самый Карлосон» и поп-корн в горло не полезет. С этой позиции его «Дирижер» - фильм очень важный и несущий миссионерскую функцию, а именно: транслирующий в массовое кино добро, свет и любовь, однако что делать с ощущением, что под видом глубоко духовной ленты вам подсунули сжатый до полуторачасового формата сериал?

Жизнь
Гости города: Фёдор Норвегов
Вокалист санкт-петербургской «Вентиляции» рассказал о том, как рассматривать обвинения в копировании, есть ли что хорошее сегодня на русской сцене и почему эмо лучше хипстеров.

Двадцать пятого февраля Воронеж посетила, наверное, самая недооценённая группа российской независимой сцены. Санкт-петербургская «Вентиляция» существует уже без малого 6 лет, однако только сейчас музыкантам удалось попасть в поле зрения медиа: так, например, московская «Афиша» окрестила их последний альбом под названием «Мясо Просо Колесо» «новым, ошеломляющим видением русского андеграунда». Обо всем этом, а также о том, что такое музыкальная копипаста, кто такие хипстеры и каково это — быть русским независимым музыкантом, с вокалистом «Вентиляции» Федором Норвеговым разговаривал автор Downtown.ru Андрей Переславцев.

— Новая пластинка получилась довольно неожиданной, если раньше ваши песни были более или менее однозначными, то «Мясо Просо Колесо» — запись многослойная и полная самоиронии, здесь каждая песня — будто бы сплошной китч, который неизменно переживает процесс саморазрушения. Вам надоело делать более или менее привычные для себя вещи?
— Мне кажется, что МПК получился как раз более однозначным, чем предыдущие альбомы, в каком-то смысле он более выделяется среди всех остальных, это да, и там мне гораздо более внятно и артикулированно получилось выразить то, что я хотел сказать. Собственно, там вообще всё на поверхности лежит, надо только плёночку снять и молочко выпить. По поводу саморазрушения — тоже здесь не всё просто: в зависимости от альбома, мы либо себя разрушали, либо созидали. На этом альбоме, по-моему, только пара-тройка песенок несут в себе какие-то зачатки разрушения, всё остальное — сплошное созидание, строительство новых домиков. А сделали ли мы на МПК что-то качественно новое или нет, — довольно спорный вопрос. Представляется ли это новым не только для нас, а вообще для музыки? Видимо, не нам отвечать на этот вопрос, а тем, кто послушает.

Друзья

Недавно прочитал